Пересмотр стадиально-исторического принципа типологизации этноса

Прежде чем перейти к изложению основных направлений в этнической социологии, остановимся на теоретических вопросах трактовки этничности. Без раскрытия дискуссий по этим вопросам будет непонятно значение многих используемых терминов и акцептация проблематики исследований в последнее десятилетие.
Дискуссии вокруг проблем этничности, развернувшиеся на рубеже 80-90-х годов, стимулировались двумя причинами: во-первых, потребностью разработки новых теоретических подходов, так как накопленный материал, фиксировавший этнические изменения, не укладывался в сложившиеся к тому времени в науке схемы; а во-вторых, необходимостью вскрыть внутренние пружины национальных движений и конфликтов, вспыхнувших на территории постсоветского пространства. Одной из первых обсуждались проблема типологизации этнических общностей. В советской науке, как известно, было принято выделять стадиально-исторические разновидности этноса - племя, народность, нацию, связывая их с определенными общественно-экономическими формациями. В Конституции СССР говорилось, что ', т.е. признавалось, что народы, населявшие СССР, делились на народности и нации. Нациями считались те народы, которые имели свою государственность - республики, союзные и автономные. Аргументируя неравенство в возможности иметь свою государственность, приводили критерии наличия или отсутствия своего рабочего класса или уровень урбанизации. С критикой разделения современных этнических общностей на народности и нации, с предложением единого подхода к ним как к народам выступил в середине 80-х годов М.В. Крюков*. Отвечая оппонентам, ссылавшимся на деление народов на нации и народности по критерию удельного веса занятых в промышленности (показателю, синтезирующему в известной мере и долю рабочего класса, и уровень урбанизации), М.В. Крюков приводил примеры, этот принцип. Он апеллировал к Всесоюзной переписи 1959 г. и писал, что хакасы, имевшие автономную область и считавшиеся народностью, по удельному весу занятых в промышленности, строительстве, на транспорте и связи не отличаются от белорусов, немцы - от татар, карачаевцы - от осетин*. И хотя сам использовавшийся показатель мог скрывать существенные различия, критерии действительно были относительными и тем более не дифференцировавшими общности в этно-культурном отношении.
Значимость всех этих теоретических споров, тогда широко не вышедших в политическую публицистику, стала очевидной с началом национальных движений в ряде союзных и некоторых, тогда автономных, республиках. На этой волне Хакасская, ГорноАлтайская, Адыгейская, Карачаево-Черкесская и Еврейская автономные области объявили себя республиками, и первые четыре были признаны в качестве таковых Верховными органами власти Российской Федерации. В Молдавии гагаузы заявили о требовании автономии и в 1994 г. получили такой статус уже в рамках Республики Молдовы. Эти институционные акты демонстрировали относительность деления на народности и нации, ибо никакого кардинального изменения в уровне социально-экономического развития в самих этно-культурных общностях не происходило. Политическая ситуация в стране к концу 80-х годов сделала теоретические споры о дефинициях очень острыми и общественно значимыми. Достаточно вспомнить, что, опрокидывая представления о различиях в уровне социально-экономического развития этнокультурных общностей, А.Д. Сахаров предложил проект создания союза равноправных из всех существовавших тогда в составе СССР 53 национально-государственных и национально-территориальных образований (как известно, в состав СССР входило 15 союзных, 20 автономных республик, 8 автономных областей и 10 автономных округов). Этот проект решал проблему Нагорного Карабаха и представлялся многими как выражение демократизации в национальной сфере, но его реализация разрывала бы территорию Российской Федерации, и не только ее. Возможные отрицательные последствия такого варианта построения государства были осознаны позже. Дискуссии не прошли бесследно. Деление на нации и народности стало уходить из научной и политической литературы. Выступая на XXVII съезде КПСС, В.А. Тишков назвал доктринальным этнонационализмом объявление , создание *. В , при 28 мятой в 1996 г., в официальном языке понятия , используются в этнокультурном значении. Они приемлемы для обозначения любой этнической общности или, как чаще говорят социологи, этнической группы. Более острые дискуссии развернулись вокруг понятия , и продолжаются они до сих пор.
<< | >>
Источник: Аратюнян Ю.В. и др. -. Этносоциология. 2010

Еще по теме Пересмотр стадиально-исторического принципа типологизации этноса:

  1. Типологизация этносов. Этническое самосознание
  2. Исторические стадиальные флуктуации и поступательное развитие человечества
  3. ГЛАВА 1 СТАДИАЛЬНОСТЬ, ПОЛИВАРИАНТНОСТЬ И ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ДИСКРЕТНОСТЬ ВСЕМИРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  4. Реальность этноса в гражданском обществе: еврооейские этносы
  5. 1. ГРУППИРОВКА И ТИПОЛОГИЗАЦИЯ
  6. Межэтнические конфликты: этнос/этнос
  7. ТИПОЛОГИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
  8. «Боковые» стадиальные флуктуации и их роль в истории Украины
  9. Тоталитаризм как пример негативной стадиальной флуктуации
  10. Брак: этнос и этнос
  11. § 3. Этнос как концепт и этнос как феномен
  12. Раздел 9. Место XX в. во всемирно-историческом процессе. Новый уровень исторического синтеза. Глобальная история.
  13. ГЛАВА 2 СТАДИАЛЬНЫЕ ФЛУКТУАЦИИ В ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  14. Отражение позитивных стадиальных флуктуаций в духовной сфере
  15. 5. Из учения Гегеля о развитии Мирового Духа, Абсолютного Разума, проистекала идея стадиального становления индивидуальности
  16. Статья 343. Основания пересмотра
  17. 4. | ПРИНЦИП ДОБРОСОВЕСТНОСТИ КАК ОБЩИЙ ПРИНЦИП ПРАВА И КАК ОДИН ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ ПРИНЦИПОВ СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА1
  18. 17. Обжалование и пересмотр определений об утверждении мирового соглашения
  19. Раздел III ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ