15.1. Античные, средневековые и современные армяне

В самосознании армян символы национального бытия, гордости и печали, прошлого, настоящего и будущего органически сливаются со словами «Урарту» и «Эребуни», «Арарат» и «Ереван», «Эчмиадзин», «Матенадаран»: историческая память связывает поколения через 338 множество подобных проводников символического взаимодействия.
Реальная история армян символизируется с Урарту (искаженное ва-вилонцами слово «Арарат», правильнее назвать Царство Араратское) на исторической этнической территории с X—IX вв. до нашего летописания. Армяне свой этноним связывают с легендарным прародителем Айк, а страну свою называют Айастан. Его сын Ара Прекрасный назвал место своего обитания и гору в центре Айраратом. По имени основателя государства царя Арама, или Араме, (860—823 до н.э.) другие народы называли обитателей этой земли «араменами». При царе Аргишти I в 783 г. до н.э. был основан город-крепость Эребуни, а при Руса II построен тот канал, который и сегодня орошает виноградники под Ереваном. В Ереване в музее хранится клинопись, которая возвестила миру о рождении более 2780 лет тому назад города Эребуни — Еревана. Есть и другое название Армении — «Карастан» — страна камней. «Орущих камней государства — Армения, Армении...», — воскликнул поэт Осип Мандельштам, впервые увидев Армению. Речь идет не только о боли и страдании народа, нашествиях, геноциде, иноземном гнете, оставивших свой глубокий след и в душе народа, и на камнях. Поэт Геворг Эмин говорит: «много разных камней в Армении, но здесь почти не найдешь камней неграмотных..., осторожно ступай по этой земле, осторожно обращайся с каждым камнем — хоть с виду грубым и рябым, покрытым сухим мхом и лишайником..., стоит соскрести кусочек мха, и на каждом из них увидишь то рисунок первобытного человека, то арамейскую, хеттскую или хаддо-урартскую клинопись, то орнамент или барельеф, а начиная с IV в. и те, похожие на железные скобы, крепкие и выносливые буквы, которые неотделимы от этих камней уже более 1600 лет... Камни эти не просто грамотны — на них наша подпись, они наши...» [15, с. 40]. Национальная гордость, беззаветная преданность исторической памяти и печальность, национальное горе — две стороны национального самосознания и умонастроения армян, опять-таки связаны как с античной, так и средневековой и современной историей. Первый и основной факт истории Армении — это постоянные нашествия могущественных соседей, депортации, геноцид, страдания народа, рассеянного по всему миру. Психологическое восприятие этого факта пронизывает всю культуру и искусство, поэзию и фольклор, литературу и историю начиная с IV—V веков. Великий историк V в. Мовсес Хоренаци в своем труде «История армян» пишет: «Хотя народ мы очень маленький, немногочисленный, слабый и неоднократно попадали под гнет чужеземного властелина, однако и наша страна гордится подвигами героев, достойных того, чтобы их вписать в летопись» [14, с. 7]. 339 Григор Нарекаци, поэт и философ X в. задавал горький вопрос: «Разделенный на части большими расстояниями, стану ли я снова единым телом?» Другой поэт и философ XII в. Нерсес Шнорали в своей «Элегии» писал: «Сыны мои ушедшие, что находятся вдали меня, вернутся в колесницах, вернутся те, кто были рассеяны по всему миру». До сих пор армяне поют считающуюся народной песню «Крунк» («Журавль»), хотя это стихи Наапета Кучака, поэта XVI в., проникнутую тоской о потерянной Родине: Крунк! Куда летишь? Крик твой — слов сильней! Крунк! Из стран родных нет ли хоть вестей? Стой! Домчишься вмиг до семьи своей Крунк! Из родной страны нет ли хоть вестей? Свой покинул сад я в родной стране, Чуть вздохну, душа вся горит в огне. Крунк! Постой! Твой крик нежит сердце мне, Крунк! Из моей страны нет ли хоть вестей? Медленна годов в мире череда, Да услышит Бог, растворит врата! Жизнь скитальца по чужбинам — взор в слезах всегда. Крунк! Из моей отчизны нет ли хоть вестей? Праздников мне нет, будни день за днем! Вертелом пронизан, я сожжен огнем. Но не пламя жжет: память о былом! Крунк! Из страны родной нет ли хоть вестей? (перевод Валерия Брюсова) Семеон Лехаци, историограф XVII в., пишет: «Если посмотришь, то убедишься, что от Молдавии до Стамбула и от Ромалии до великой Венеции нет города, села, деревни, где бы не было армянина... Подобно пыли, рассеялись мы по лицу земли: Господи, спаси нас!» Многие народы переживали гнет, опустошения, страшные страдания, но на земле Армении они стали постоянными, начиная с ГУ—V вв. вплоть до начала XX века. Закария Канакерци, историк XVII в., описывает обычную для многовековой истории Армении картину: «... стала страна Арарат пустынной и бесплодной, и развелись в том краю дикие звери; они заходили в деревни, устраивали там себе логова и размножались. Такие звери, как тигр, медведь, гиена, волк, куница, еж и прочие, большие и маленькие. И некому было на них охотиться, не осталось людей; звери осмелели, бродили всюду без страха. А самым дерзким из них был волк». Такую картину можно было наблюдать на территории Армении и в III, и в X, и в XVIII, и в XIX, и в начале XX века — в эпоху национального геноцида на землях Турецкой Армении. Представители и поклонники «инструментализма» и «релятивизма» распространяют небылицы о том, что якобы этническая элита и интеллектуалы задним числом — уже в XIX—XX веках создают мифы 340 о предках, чуть ли не фабрикуют национальную историю в корыстных целях. Мы же на примере русской истории показали пути и факторы формирования самосознания русских уже в XII—XIII столетиях. Подробнейшая история армян, начиная с древнейших времен, была написана уже в IV и V вв. такими выдающимися историками-армянами, как Егише и Мовсес Хоренаци, Агатангехос и Павстос Бюзанд. В хронике Егише, историка V в., патриот-священник Левой, воодушевляя армянских воинов перед решающим сражением на поле Аварайра в 451 г. с персами, говорит: «Вспомните всех наших древнейших отцов, которые были еще до того, как появился на свет сын Божий, и были всегда во все времена и годы». Национальная память армян доходит до начала начал, берет свои истоки с библейских легенд, связанных с Араратом, прародителем Ноем, с первыми сведениями о человеческой цивилизации. Национальное самосознание армян — это сгусток истории народа со всеми ее превратностями. Микис Александропулос, греческий историк и публицист, в своей работе «Армяне. Путешествие в их страну и историю», перевод которой был издан в Москве в 1990 г., ставит интереснейшую проблему о природе исторической памяти армян. В армянской природе и истории, пишет он, есть источники, постоянно питающие преданность памяти, древнейшим ценностям. Это чувство, господствующее в духовной атмосфере, сильно окрасило историю, искусство, культуру и практическое общение армянского патриота со всем древним и современным. Чувство гордое и действенное. И довольно горькое, как песня, которую не дали допеть до конца, но она звучит в душе певца, переходя в стон, тайную мольбу армянина, который знает и любит свою историю, где бы ни жил, помнит об этих недопетых песнях. Замечательный поэт Нового времени, Аветик Исаакян, который молодым разделил участь скитальца- армянина, «пандухта», пишет в своих воспоминаниях, что Армения повсюду следовала за ним. «Я всюду носил ее в своей душе; глаза мои смотрели на Монблан, а душа видела Масис; Парфенон в Афинах оживлял линии храмов Рипсиме и Ере-руйка; странствующие певцы в Неаполе будили во мне мотивы наших народных песен» [1, с. 35]. Память армян, — подчеркивает М. Александропулос, — это ковчег, населенный национальными святынями и причаливший к вершине их знаменитой горы; наводнение продолжается [1, с. 36]. В истории и культуре заложены источники формирования армянской идеи, которую мы рассмотрим особо. Но не только история и культура, памятники архитектуры, многочисленные древние храмы, крепости и т.д., но и природа, горы с доступными вершинами, с их спокойными плавными линиями и первобытными пейзажами и т.д., напоминают о начальных истоках народа, что подсознательно влияет на человека, рождает идеи, мечты, честолю- 341 бивые устремления, которые от неоднократных крушений на протяжении многовековой истории превратились в хронические раны, обманутые надежды, но не исчезли совсем и придают национальный колорит главной идее народа.
М. Александропулос как посторонний наблюдатель отмечает, что армянин эту главную идею старается найти прежде всего в истории. Красивая церковь VI или X в., более древний языческий храм I в. в Гарни, развалины древней крепости, старинное евангелие, рукопись на пергаменте, как и высокая гора с ее легендами, — все это памятники, подтверждающие самобытность армянского народа, его древнее происхождение, права на настоящее и будущее. Историческая память приобретает романтическую преданность, иногда преувеличенную, но влияющую плодотворно на развитие мысли, искусства [1, с. 38]. Армянскую идею в общих чертах выразил католикос всех армян Вазген I, связывая ее прежде всего с историей, культурой и литературой. Вот что примечательно: он повелел отлить из чистого золота тридцать шесть букв армянского алфавита и как святая святых хранить их в Эчмиадзине. Алфавит был создан в 405 г. великим армянским просветителем Месропом Маштоцом, и когда в 428 г. вместе с последним представителем династии аршакидов Арташесом пало Армянское царство, то письменность на родном языке, на своем самобытном алфавите, стала могучим средством самосохранения народа и его культуры. Именно в этот период мы наблюдаем расцвет литературы и искусства, исторической науки и философии, математики и астрономии. На родном языке выходит в начале V в. объемистый труд Мовсеса Хоренаци «История армян». Историк Корюн в это же время пишет «Житие Месропа Маштоца». Выходят труды Егише и Павстоса Бюзанда. Миниатюры VI века, Евангелии VII, IX, X вв., басни Мхитара Гоша и стихи поэта Фрика, миниатюры художника XIII в. Тороса Рослина и труды математика и астронома Анания Ширакаци, философа Григора Татеваци и другие шедевры Средневековья — яркие свидетельства расцвета национальной культуры и науки, мощи народного духа. Национальный алфавит и язык, начиная с V в., становятся мощным орудием самосохранения народа, его культурной самобытности, психологическими проводниками символического взаимодействия поколений. В истории Армении и армянского народа совершенно особое место занимает церковь и григорианская религия. При царе Трдате III в 301 г. впервые в мире христианство, уже обладавшее в Армении сильными позициями в виде обширных общин, было объявлено государственной религией. После падения в V в. Армянского царства и окончательной утери самостоятельной государственности с XI—XII вв. (после падения династии Багратуни, воссоздавших, правда ненадолго, государственность) Армянская церковь становится опорой народа, его 342 защитником, хранилищем его культурных и нравственных ценностей. Католикосы всех армян и другие руководители церкви вели переговоры с внешним миром, занимались обустройством людей на родине и в диаспорах, организовывали школы и университеты, занимались издательством и т.д. М. Александропулос прав, когда пишет: «Теперь я знаю, если в наши дни в Армении порой оживает религиозное чувство, это объясняется, главным образом, — возможно, есть масса других причин — отношением церкви к армянской истории, придающим ей яркий и исключительный характер. Я отмечал это всюду, что бы ни видел, о чем бы ни говорил с людьми. Можно сказать, армянин идет в церковь прежде всего, чтобы приобщиться к вере в армянство» [1, с. 36]. Древнейшая цивилизация жива, она присутствует в творчестве и прогрессивных исканиях современных художников и литераторов, композиторов и архитекторов, деятелей всех сфер культуры и науки. Матенадаран — хранилище древних рукописей, созданный уже в центре Еревана в советское время, привлекает простых людей и ученых всего мира еще больше, чем древнейшие памятники Гарни и Гехарт. Именно здесь сосредоточено то культурное богатство, которое дает ключ к раскрытию тайны стойкости и долгоденствия народа и, как мудро определил Валерий Брюсов, является его «аттестатом благородства» [4, с. 120]. Если говорить о древних армянских рукописях, то чудом уцелело и дошло до нас свыше двадцати семи тысяч, из которых больше половины собрано в Матенадаране, а остальная часть, подобно народу, рассеяна по всему миру и осела в Венеции и Вене, Иерусалиме и Лондоне, в Париже, Москве, С. Петербурге, Тбилиси и т.д. В этих рукописях содержатся бесценные сведения не только об Армении, но и об истории, культуре и науке почти всех народов и стран старого и нового мира. Очевидно, это имел в виду Илья Эренбург, говоря о том, что Армения принадлежит к числу стран, которые для каждого мыслящего человека являются источником не только глубокого эстетического наслаждения, но и серьезных раздумий о вековых корнях и судьбе искусства; что это одна из тех стран, перед которыми хочешь не только склонить голову, но и вступить в них, как это принято в восточных святилищах, босиком [4, с. 120]. Книги и рукописи начали собирать еще в V в., и они хранились в резиденции Католикоса всех армян. Сначала в Двине, затем, после долгих блужданий, они оказались в XII в. в Киликии и в 1441 г. вернулись в Эчмиадзин. В 1804 г. его ограбила шайка воров, долго торговавших армянскими рукописями на рынках Востока и Запада. В 1967 г. на лондонском аукционе были проданы армянские рукописи, похищенные из патриархии в Иерусалиме. Среди них редкое Евангелие с великолепными миниатюрами армянского художника XIII в. Тороса Рослина. 343 Что касается Матенадарана, то в январе 1983 г. здесь было 16 210 рукописей и старинных рукописных фрагментов, из них 10 895 полных армянских и 2031 — разных фрагментов из армянских текстов. Есть также 2479 рукописей на греческом, еврейском, арабском, персидском и других языках. Матенадаран имеет и богатую коллекцию средневековых архивных документов, включающую сто тысяч единиц хранения, древнейшие из которых относятся к XV в. [4, с. 115]. Таким образом, история для армян — не просто хроника их многострадального прошлого, тяжелой судьбы, но и живительный источник жизни, сокровищница их культурной и вообще созидательной жизни. На армянских застольях поют песни не только Саята Новы и Комитаса, но и песни, написанные Маштоцом и Наапетом Кучаком, начиная с V в. Реальная история армян — это не просто легенды, сочиненные историками IV—V вв., ранее Геродотом или Фукидитом. Армяне как сложившийся народ, живущий на своей этнической территории со своим государством, упомянуты во многих источниках VI—V вв. до н.э., в том числе в пространной надписи с клинописным текстом и рисунками на скале Бехистун, выбитыми около 520 г. до н.э. по приказу персидского царя Дария I [1, с. 43]. Античные, средневековые и современные армяне — это единая этническая общность, народ с общими святынями, судьбой, будущим. Без истории и национальных святынь — нет армянского народа. Вершины национальной культуры армян связаны не только с именами Саята Новы и Ованеса Туманяна, Комитаса и Мартироса Саряна и т.д., но и Месропа Маш-тоца и Мовсеса Хоренаци, Тороса Рослина и Анания Широкаци. Античные, средневековые и современные ценности, именные, предметные и иные символы обеспечивают взаимодействие поколений и создают обобщенный образ самости этнической общности армян. Культурные сокровища и историческая память духовно и психологически связывают тех, кто живет в Араратской долине и в Москве, в горах Лори, Зангезура, Карабаха и в Лондоне, Париже и Венеции, в Калифорнии и Болгарии, в Бейруте, Каире и Калькутте. Родной язык и алфавит, народные песни и танцы, григорианская церковь и другие национальные святыни — поддерживают их национальную идентичность во всех уголках земли. 10 тысяч армян Лондона не только не ассимилировались, исчезли, но и несколько их поколений живут богатой культурной жизнью, говорят на родном литературном языке, их дети посещают воскресные армянские школы. Центром национальной жизни является церковь Святого Саркиса, ее душой — епископ Еги-ше. Ассимиляция в условиях глобализации и интернационализации безусловно поглощает немало периферийных, маргинальных групп, семей, личностей, но серьезно расшатать основы самобытности национальной общности армян не может. Слишком богаты культурные 344 формы и традиции, бесценны национальные святыни и шедевры, глубоки и крепки исторические корни и историческая память народа.
<< | >>
Источник: Мнацаканян М.О.. Нации и национализм. Социология и психология национальной жизни: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. — 367 с.. 2004

Еще по теме 15.1. Античные, средневековые и современные армяне:

  1. Глава 15 АРМЯНЕ В ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОМ МИРЕ 10.
  2. I. Проблема типов в истории античной и средневековой мысли
  3. СРЕДНЕВЕКОВЫЕ УНИВЕРСИТЕТЫ СОЗДАЮТ СОВРЕМЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТУАЛА
  4. Маринович Л. П.. Античная и современная демократия: новые подходы к сопоставлению : учебное пособие. — М.: КДУ- 212 с.: ил., 2007
  5. Армяне и Армения
  6. Поражение армян
  7. 15.2. Армянский вопрос на мировой арене и геноцид армян
  8. Античная культура.
  9. § 2. ПАРАДОКСЫ АНТИЧНОГО АТЕИЗМА
  10. 4.2. АНТИЧНАЯ КУЛЬТУРА
  11. Научно-теоретическое мышление античности и вопрос об эксперименте
  12. АНТИЧНА КУЛЬТУРА
  13. § 4. АНТИЧНОЕ ХРИСТИАНСТВО И ЭПИКУР
  14. Учение античных врачей