10.2. Самоидентификация и ее роль в национальной жизни

Самоидентификация, осознание индивидом своей принадлежности к данной национальной общности — первичный, основной показатель национального самосознания. Хотя самосознание существует как коллективное явление в виде «коллективных представлений» группы о своей «самости», но точно так же, как и национальная психология, оно может проявлять свою жизнедеятельность, функциональность через личность, в том числе и через ее представления и чувства принадлежности к данной группе.
Самоидентификация и есть субъективная скрепляющая основа национальной общности, ядро ее субъективного самоощущения и самосознания. Самоидентификация проявляется на двух уровнях, выражая качественные уровни национальной психологии и самосознания: (I) обыденные массовые формы настроений, ощущений и представлений о самом себе, о своей «самости», т.е. общности «мы»; (2) знания и представления более высокого, концептуального уровня в форме идейно-теоретических обобщений и концептуализации. Рассмотрим, как формируется и поэтапно развивается этот процесс в реальности. Начнем с первичных, простейших форм. Первичное формирование самоидентификации Особенно тесно оно связано с психологическим уровнем чувственного восприятия сходства внутри общности, с настроениями, переживаниями, эмоциональным состоянием сознания, не требующим пока более развитой способности и концептуализации. Условно это можно назвать массовым, или обыденным, уровнем проявления элементов психического склада людей, связанных с преемственностью и выступающих как феномены массового, народного опыта деятельности, общения внутри и вне общности, а также воздействия природно-экологических условий существования. Самоидентификация на этом уровне фиксирует характерные особенности своеобразия поведения, национальные традиции, обычаи, привычки, которые лежат в основе установок, ценностных ориентации. Самоидентификация на любом, пусть даже на самом элементарном уровне уже свидетельствует об определенном духовном потен- 205 циале человека, в формировании которого первостепенное значение приобретают элементы культуры и прежде всего язык. Именно язык обычно рассматривается в качестве основного элемента поддержания этнической идентичности. И хотя на практике этничность больше относится к символу отдельного языка, чем к его реальному использованию всеми членами общности (если учитывать процессы языковой ассимиляции и использование в качестве родного языка язык другой этнической общности и т.д.), тем не менее национальный язык оказывает серьезное влияние на формирование национального самосознания личности, ее духовного мира, привнося в ее сознание, мышление свою специфику. И в языке выражаются психологические особенности индивидуальности человека. Как уже отмечалось, еще в начале XIX в. В. Гумбольдтом была сформулирована идея о существовании особого языкового видения мира, об органической связи внутренних языковых форм и «духа народа». Другим исследователем, Б. Уорфом, уже в наше время была зафиксирована более тесная связь языка и сознания, языка и культуры в его гипотезе лингвистической относительности: язык, который мы усваиваем в детстве, определяет наш особый способ видения и конструирования мира. Отсюда следует, что люди, говорящие на разных языках, и мир воспринимают по-разному. Мы, — пишет Уорф, — расчленяем мир, организуем его в понятия и распределяем значения так, а не иначе, в основном потому, что мы участники соглашения, предписывающего подобную систематиз ацию. Это соглашение имеет силу для определенного речевого коллектива и закреплено в системе моделей нашего языка [4, с. 175]. Мы говорили также об огромном значении истории, культуры и духовной жизни в формировании этнической, национальной психологии личности. Этнические ценности, символы, святыни, составляющие содержание исторической памяти и формирующие национальный характер, лежат в основе национальной самоидентификации личности. В связи с этим А. Бороноев и В. Павленко ставили вопрос о механизмах взаимодействия этих сторон этнической жизни, выдвигая идею об этнических структурах повседневности — специфических для каждого этноса. Этот уровень — уровень обыденности, повседневности и формирует, по мнению авторов, глубинные основы человеческой жизнедеятельности, национальной самобытности личности [2, с. 68]. Особенности национального быта, складывающиеся под воздействием определенных факторов — природных, экономических, социальных и др., составляют основу, как бы фундамент структур повседневности. Этническое многообразие форм пространственной организации, определяемое особенностями природного или искусственного ландшафта, окружающей среды, формирует у разных национально-этнических групп 206 свои, особые восприятия и структурирования реальности.
Структуры повседневности связаны и с семьей, где начинается процесс социализации, проявляются в эстетических культурных образцах (вкусах, традициях, в танце, в стиле одежды, в представлениях о красоте и т.д.). Эти образцы фиксируются в сознании в виде устойчивых идеальных образований и ориентиров, в рамках которых происходит восприятие окружающей социальной среды и формирование личностного поведения. Это фактически и будет интегрирование в общую интегральную теоретическую конструкцию феноменологического подхода к национальной идентичности. Таким образом, механизмы повседневности, элементы культуры и язык лежат в основе самоидентификации личности и формируют слой самосознания, именуемый массовым, обыденным. Именно в национальном самосознании на данном уровне ориентации, предпочтений и стереотипов отражается образ и стиль жизни народа, его нормы и ценности, самое общее и элементарное представление о своей «самости». Это уровень чувственности, эмоционального состояния сознания, самых элементарных представлений. Второй уровень — постижение индивидом характера народа Национальная психология как динамическое и психоидеологическое духовное единство детерминирует и динамичность, многослойность национального самосознания. Его второй слой, уровень, выражает элементы психического склада, связанные с преемственностью и выступающие как феномены народного опыта деятельности, общения внутри и вне общности, а также воздействия природно-экологических условий существования. Этот уровень проявляется как постижение индивидом характера народа, условий и факторов духовного и материального расцвета национальной жизни. Сам национальный характер как ядро, сгусток национальной психологии выражает более развитые формы психической жизни, устойчивые традиции и черты. Национальный характер стоит рядом с уровнем развития, когда происходит идентификация на основе более развитой способности к обобщениям и концептуализации более развитых форм духовной жизни и социальной организации. Если на первичном уровне усвоение этнокультурной и этнопсихической информации происходит в основном стихийно, как бы само собой, подражательно, то на втором уровне — осознанно, в ходе социализации и на высоком уровне интеллектуального развития. Именно второй, теоретико-концептуальный, уровень национального самосознания, а также идентификация на этом уровне создают идейно-нравственную социальную базу противостояния с национализмом, чего не может дать самосознание на массовом, обыденном уровне. К сожалению, эта важная грань внутри национального самосознания остается не замеченной этносоциологами, что и приводит к пол- 207 ной неопределенности при использовании терминов «национальное самосознание» и «национализм». Очень часто поэтому они рассматриваются как понятия-синонимы, выражающие одно и то же явление. Все своеобразие национального самосознания в «зрелом» его концептуальном уровне заключается в том, что, основываясь на характере народа, его исторической памяти, традициях духовности, оно обращено в будущее: его интересуют проблемы национальных судеб, интересов, сохранения и умножения духовных сил и богатств. Национальное самосознание перерастает рамки «самопознания», его интересуют и «другие», «они», условия и факторы «их» прогресса и процветания. Обнаруживается, что источником прогресса и процветания являются не только внутринациональные факторы саморазвития, развертывание внутренних потенций национальных ценностей и духовных сил. Важнейшим источником процветания любого народа, особенно сегодня, являются интеграционные процессы, взаимное сотрудничество наций, интернационализация всех сфер и сторон их жизни на основах демократизма и взаимного уважения. Национальное самосознание по существу в главном своем качестве выступает как антипод национализма, они и противоположны и несовместимы. Имея общие генетические предпосылки и корни в обыденном, массовом сознании, общие символы и психологические устои национально-этнической идентификации, они формируются как противоположности и развиваются в разных направлениях. Если психологическими основами национализма являются эгоцентризм и гругшоцентризм, то национального самосознания — универсально-гуманистическая ступень психологической структуры личности. Если говорить в целом о национальном самосознании, то человек не обязательно поднимается до высот теоретического осмысления и усвоения глубинных процессов межнационального взаимодействия, факторов реализации коренных национальных интересов. Но обязательно, чтобы ход его мыслей и настроений, личные установки соответствовали объективному ходу прогресса, • выражали его действительные интепесы тельные интересы.
<< | >>
Источник: Мнацаканян М.О.. Нации и национализм. Социология и психология национальной жизни: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. — 367 с.. 2004

Еще по теме 10.2. Самоидентификация и ее роль в национальной жизни:

  1. СМЫСЛЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ
  2. 13.1. Экономические интеграторы национальной жизни и глобализации мира
  3. § 3. Роль экономики в жизни общества
  4. 1. Экономика, ее роль в жизни общества
  5. § 19. Роль СМИ в политической жизни
  6. РОЛЬ ИДЕОЛОГИИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
  7. 13.3. О трех генеральных тенденциях глобализации в национальной жизни
  8. 3. Наука и ее роль в жизни общества
  9. § 33. Роль религии в жизни общества
  10. РОЛЬ РЕЛИГИИ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА
  11. Сущность национально-исторической жизни и идеологизм квазиэтнических факторов
  12. 4. Национальная политика. Положение в республиках СССР в последние годы жизни И.В. Сталина
  13. 11.5. Национализм и его роль в национальных движениях. М. Хрох
  14. 2.2. Какую роль играет историческое сознание в жизни народа?
  15. Этническое разнообразие кульчурных характеристик социальных групп. Роль национальных школ
  16. Этнокультурный регион: роль национальных движений нижнего уровня в политическом обновлении.
  17. 8. Ранний палеозой: «выход жизни на сушу». Появление почв и почвообразователей. Высшие растения и их средообразующая роль. Тетраподизация кистеперых рыб.
  18. Мнацаканян М.О.. Нации и национализм. Социология и психология национальной жизни: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. — 367 с., 2004